О нас пишут

Календарь памятных дат

Главная Из фондов архива Кино и архив К юбилею полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады
К юбилею полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады
24.01.2019 14:24

В государственном архиве Ивановской области хранятся воспоминания тех, кто на своих плечах ковал победу на фронте и в тылу, кто перенес все тяготы военного времени. Публикуем фрагменты воспоминаний ивановцев - свидетелей блокады Ленинграда, защитников и участников освобождения города на Неве из архивной коллекции «Народная память» и архивного фонда Ивановской городского совета ветеранов.

Мстислав Павлович Муравьев, артиллерист.

«…Противотанковый артиллерийский полк, в котором мне предстояло служить, стоял в обороне в поселке Красный Бор, защищая подступы к Ленинграду со стороны города Колпино. На пути врага стояли мы, солдаты Советской Армии, и рабочие Ижорского завода. Сухие фронтовые сводки того времени гласили: «Под Ленинградом шли бои местного значения»… Редкое затишье прерывалось ожесточенными атаками немцев, часто с применением танков и авиации. Приходилось драться за каждый дом, за небольшую высотку, за то, чтобы отвоевать просто участок сухой земли. Артиллерия, противотанковые ружья зачастую решали исход боя. Обе стороны несли немалые потери. Фашистов раздражало не только то, что рухнула их мечта покончить с городом, что входило в варварский стратегический замысел Гитлера, но и то, что за нашими спинами, всего в двух километрах был Ижорский завод. Весь израненный, но не сломленный, он ковал фронту оружие, ремонтировал танки, самоходки, а если нужно, то и сражался. Здесь не было тыла и фронта. Завод ежедневно, особенно, в ночные часы подвергался обстрелу дальнобойной артиллерии. Враг пытался парализовать работу завода, но тщетно: он жил и регулярно отправлял продукцию фронту. И еще не давала врагу покоя одна из заводских труб, самая высокая, где находился наблюдательный пункт нашей тяжелой артиллерии и корректировался ее огонь. Как правило, в ответ на артобстрелы противника вступали в действие наши крупнокалиберные орудия – корабельные пушки, установленные на железнодорожных платформах. Начиналась, как говорят артиллеристы, контрбатарейная дуэль. Труба была вся в пробоинах от снарядов, но фашистам так и не удалось разрушить ее…

27 января 1944 г., несмотря на туманную, сырую погоду десятки тысяч ленинградцев вышли на улицы и площади непокоренного города. А радио разносило слова приказа Верховного Главнокомандующего: «…В итоге боев решена задача исторической важности. Город Ленинград полностью освобожден от вражеской блокады…».

Александр Николаевич Смирнов, парторг артдивизиона.

«…В ноябре 1943 г. полк был переброшен на Ораниенбаумский плацдарм, где готовились к прорыву фашистской блокады. Оборудовали огневые позиции, наблюдательные пункты, разведчики засекли огневые точки врага, пополняли снаряды. Из штаба дивизии приезжали старшие начальники и проверяли готовность личного состава и боевой техники к решающим боям. На рассвете 14 января в подразделениях состоялись короткие митинги, через несколько минут по боевой тревоге личный состав занял свои боевые посты, по команде «Огонь» на гитреловцев обрушилась лавина стали. Враг настолько был ошеломлен от огневого акта, что открыл ответный огонь лишь через 15 минут. После полуторачасовой артподготовки наши войска двинулись в наступление, враг упорно сопротивлялся. На окраине населенного пункта роте мешало орудие двигаться вперед. Сержанту Киселеву, командиру орудия, было приказано погасить огневую точку. Расчет орудия выкатил пушку из укрытия и прямой наводкой двумя снарядами подавил вражеское орудие, это позволило пехотинцам выбить фрицев из населенного пункта. Уже к исходу первого дня наши части овладели главной полосой обороны противника, а 19 января освободили Ропшу и Красное Село. К концу января 1944 г. воины Ленинградского и Волховского фронтов при активной поддержке Краснознаменного Балтийского флота окончательно освободили Ленинград от вражеской блокады»…

Александра Игнатьевна Захарова (Быстрова), жительница блокадного Ленинграда.

«Мне было восемь лет, когда началась война. Помню гул самолетов, взрывы бомб. Отец тогда работал на заводе, приходил домой редко. Я в школу не пошла. Зимой умерла моя сестренка, потом от голода умерли мама и папа. Я, беспомощная, осталась одна. В квартиру пришли какие-то люди и отвезли меня в детский приемник, где готовили детей к отправке на Большую землю. Я была настолько истощена, что меня сначала не решались отправлять в дорогу. Но потом всё же отправили.

Мы долго ехали поездом. Приехали куда-то. Нас посадили на большую баржу. Таких барж у причала стояло три. Одна за одной они уходили от берега. Нашу баржу сильно качало, волны поднимались выше кормы. Видимо бомбы взрывались где-то неподалёку. Тошнило, кружилась голова. Не все дети выдержали это испытание. Тем, кто не перенёс его, могилой было дно Ладоги. Позднее мы узнали, что одна из барж не дошла до противоположного берега – её разбомбили немецкие самолёты.

И вот мы, уцелевшие, снова в дороге. На седьмые сутки приехали поездом в Иваново, откуда нас переправили в Южский детский дом.

После прорыва блокады Ленинграда за многими детьми приезжали родители. За мной никто не приехал… Мои родители покоятся на Пискаревском кладбище…»

Публикацию подготовили специалисты облгосархива Елена Манерцева и Елена Болтунова

Статья впервые опубликована в газете «Рабочий край» № 17 от 31.01.2014.

 

Другие материалы по этой теме: К 75-летию снятия блокады Ленинграда

 

Из фондов архива

Документы апреля: Коллекция картографических материалов межевых архивов Владимирской и Костромской губернских чертежных

ПЛАНЫ ГЕНЕРАЛЬНОГО МЕЖЕВАНИЯ

В Государственном архиве Ивановской области имеется фонд № 1157 «Коллекция картографических материалов межевых архивов Владимирской и Костромской губернских чертежных». В коллекцию включены планы генерального и специального межевания земельных дач по Арзамасскому, Буйскому, Владимирскому, Вязниковскому, Галичскому, Гороховецкому, Кадыйскому, Кинешемскому, Ковровскому, Кологривскому, Костромскому, Лухскому, Макарьевскому, Муромскому, Нерехтскому, Плесскому, Судиславскому, Суздальскому, Чухломскому, Шуйскому, Юрьев-Польскому и Юрьевецкому уездам.

Генеральное межевание начато по «Манифесту о генеральном размежевании границ всей империи» от 19 сентября 1765 г. Главная цель генерального межевания конца XVIII в. в России состояла в охвате страны сетью генеральных дач с твердо укрепленными юридическими и техническими границами. В дачи включались, как правило, земли не одного, а нескольких землевладельцев и землепользователей. В 1769 г. началось межевание во Владимирской провинции Московской губернии, куда входил Гороховецкий уезд, а в 1771 г. - Юрьев-Польской провинции, куда входили Шуйский и Лухский уезды. Межевание в этих уездах окончательно закончилось в 1776 г. С 1773 г. началось межевание Костромской, Суздальской и Ярославской провинций Московской губернии, закончено межевание было в 1777 г. В 1779 г. было начато межевание в Юрьевецком уезде Нижегородской губернии.

 

 

 

 

 

Архивы Ивановской области

Кто сейчас на сайте?

Сейчас 64 гостей онлайн

Статистика

Просмотры материалов : 6485565

Сообщения об опечатках

Уважаемые посетители сайта!
Если Вы заметили ошибку или опечатку на нашем сайте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Shift + Enter.

Joomla 1.5 Templates by JoomlaShine.com